Понедельник
17.06.2024
19:27
Вы вошли как Гость
Группа "Гости"Приветствую Вас Гость
RSS
 
Профессиональная психологическая помощь
+7(904)989-73-76
Главная Мой профиль Регистрация ВыходВход
Посттравматическое расстройство »
Меню сайта

Психология

Календарь
«  Июнь 2024  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Социальные сети

     Достаточно часто во время консультаций психолог сталкивается с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР) - если говорить, просто,  это нормальная реакция организма на ненормальные условия и события жизни.
    Травматические ситуации — это экстремальные критические события, которые обладают мощным негативным воздействием, ситуации угрозы, требующие от индивида экстраординарных усилий по совладанию с ними. Они могут принимать форму необычных обстоятельств, которые подвергают индивида экстремальному воздействию: угроза жизни, здоровью, самооценки, базовому доверию  миру, как самого индивида, так и его значимым близким, коренным образом нарушая чувство безопасности индивида. Эти ситуации могут быть либо непродолжительными, но чрезвычайно мощными по силе воздействия, либо длительными и регулярно повторяющимися.
     В психотерапии выделяют последовательность стадий в реакции организма на массивный стресс (горе, утрату, мощное переживание, травму):
Стадия I: отрицание и ошеломления;
Стадия II: избегание (отвержение и оцепенение, плач, фрустрация);
Стадия III: период печали (принятие события, как реальности);
Стадия IV: переход (переработка и встраивание события в жизнь человека, смирение, принятие);
Стадия V: интеграция ("завершение переработки информации”).
    Среди сдерживающих факторов вызывающих фиксацию травмы и мешающих ее завершению на психологическом уровне можно выделить:
1 . Потеря надежды. По - сути, человек перестает сопротивляется и сдается на волю обстоятельств.
2. Отсутствие вербализации травматического опыта. В случае травмирующего события первая помощь состоит в проговаривании, в вынесении наружу всего психического материала связанного с травмой. Человек должен проговаривать событие - это уменьшает внутреннее напряжение. Кроме разговора хорошо помогает рисование, лепка, вообщем все, что способствует самовыражению индивида. Акцент при этом стоит обращать на чувства, и аффекты, избегая фактического пересказа травмирующего события, т.к. это может привезти к ретравматизации. По степенно, с течением времени, рассказ клиента приобретает все более стереотипный, сухой характер, уменьшается аффективный настрой – это позитивная динамика свидетельствует о внутренней интеграции переживаний в психическую реальность, эмоциональный накал во время психологического консультирования уменьшается. Событие вплетается в ткань жизни клиента и перестает быть центрированным моментом биографии.
     Критерии ПТСР определены следующим образом:
1.Клиент был подвержен длительному, или краткосрочному воздействию стрессора. При этом следует различать, что для разных людей стресогенными факторам могут выступать различные события: для одного, причиной травмы вызвавшей в последующем глубокую депрессию (вплоть до самоубийства) может стать потеря работы, а для другого участие в военных действия практически ни как не сказаться на психологическом статусе.
 2. Стойкие воспоминания или "оживление” стрессора в навязчивых реминисценциях (т.н. флеш-беки), ярких воспоминаниях, повторяющихся снах, повторное переживание горя при воздействии ситуаций, напоминающих или ассоциирующихся со стрессором.
3. Клиент психолога обнаруживает избегание или стремление оградиться от обстоятельств, напоминающих либо ассоциирующихся со стрессором: отказ ездить в машине, летать самолетом, страх темных улиц и т.д.
4. Событие может целиком или полностью забываться, клиент не может вспомнить всех подробностей, либо воспоминания носят искаженные характер. Особенно часто забываются детские психотравмы (абъюзы, нападения, изнасилование и т.д.). Клиент в процессе консультации у психолога может отрицать травматичность  для себя этих событий.
 5. Стойкие симптомы повышения психологической чувствительности или возбудимости (не наблюдавшиеся до действия стрессора):
               1. затруднения засыпания или сохранения сна
               2. раздражительность или вспышки гнева
               3. затруднения концентрации внимания
               4. повышения уровня бодрствования
     Могут быть депрессивные состояния, характеризующиеся т.н. депрессивной триадой (снижение настроения, интеллектуальных функций и снижение двигательной активности), при этом прошлое, будущее и настоящее могут восприниматься в негативном свете, самооценка снижена.
6. Возможны диссоциативные расстройства: как будь-то это не я, это было не со мной. Вплоть, до множественного расстройства личности. Задача психолога во время консультации помочь пережить и интегрировать имеющийся опыт. Без грамматной психологической помощи в этом случае не обойтись. 
    В попытке совладания с травмой, психика может использовать следующие формы защит: алкоголизацию и другие формы зависимости, гиперконтроль, запрет на сексуальное удовольствие, фанатичная приверженность религиозного культа, психосоматические заболевания (язва, гипертония, нейродермиты, астма, панические атаки, вегето-сосудистая дистония и т.д.), может появиться навязчивая склонность к путешествиям и постоянным перемещениям т.н. дромомания (в бессознательной попытке сбежать от травмирующих воспоминаний), часто это сопровождается поиском виновных, при одновременном обвинении себя, за то, что выжил («вина выжившего»), возможны и другие способы «адаптации» после травмы. Иногда, особенно при детских абъюзах, агрессор может «оправдываться» ребенком, т.е. насильник выступает в представлении малыша добрым и заботливым, а сам ребенок берет на себя вину, за то, что «спровоцировал» взрослого. Отчасти, это имеет аналогию со «Стокгольмским синдромом», когда жертвы террористов находят внутри себя оправдательные мотивы для своих мучителей. Проявление таких мотивов и мыслей в процессе терапии у клиента, надо жестко прекращать. Насильник должен быть наказан, если это не возможно в реальность, он должен быть наказан в психической реальности травмированного пациента, тем более, если это невинный ребенок. Во время консультирования подобных случае психологу бывает особенно тяжело.      
      Как правило, у жертвы ПТСР жизнь разделяется на «до» и «после» травмирующего события. Цель терапии в этом смысле можно рассматривать, как усиление функции Эго и «встраивание» в контекстуальность жизни клиента произошедшего события, тем самым устраняя разорванность жизнени на «до - « и «после - « травмы.
      В работе с травмами можно наблюдать интересный феномен: повторение травмы. Например, девочка жертва инцеста, став взрослой, становиться проституткой, или подвергается попытке изнасилования, тем самым возвращаясь в символической форме к насилию совершенным над ней в детстве ( и бессознательно пытаясь разрешить детскую психологическую травму), или дочь алкоголика выбирает в мужья алкоголика и т.п. Здесь мы имеем дело с бессознательным механизмом фиксации на травме.
   Бессознательное вновь и вновь возвращает нас в события служащие отголоском прошлого опыта в попытке его разрешения и преодоления, но сил и ресурсов в одиночку, без помощи психолога для преодоления травмы не хватает. В таких ситуация значимой может быть помощь психолога или психотерапевта. Не стоит надеяться, что травма забудется и про пройдет. Чем больший срок прошел после травматизации, тем сложнее работа и больше усилий потребуется.
  В моем арсенале есть уже проверенны способы решения травматических ситуаций, описывать здесь эти методы и технологии было бы не экологично, т.к. в неумелых руках они могут вызвать не желательный эффект. Терапия  травматических ситуаций требует зачастую значительных временных затрат и глубинной проработки, особенно, если это детско-подростковые травмы, но решение всегда есть. Даже самая глубокая детская травма имеет способ решения и выход, вопрос лишь в желании клиента.
       Если вас заинтересовала эта информация вы можете записаться на консультацию, я буду рад вам помочь.

.